Что происходит в сирии самом. Суть войны в сирии

«Готовься, Россия, они прилетят»: что происходит сейчас вокруг Сирии

Что происходит в сирии самом. Суть войны в сирии

Максим Юсин

Никогда с 1962 года две сверхдержавы не стояли так близко к войне. Это надо осознать и думать совместно, как предотвратить такое развитие ситуации. Позиции обозначены, непримиримые заявления сделаны. Вспоминая эти заявления, мы понимаем, к какой опасной логике политики в большей степени и частично военные нас подталкивают.

Команда Трампа говорит, что удар по сирийским военным объектам практически неизбежен. Причем если в начале думали, что это будет «символический» удар по одной авиабазе, как тот, что нанесли год назад, 7 апреля, то сейчас говорится уже о более серьезных ударах, более массированных и не ограничивающихся одним днем.

В то же время российские представители, вначале военные, а сегодня еще и посол России в Ливане, заявляют, что в случае подобной атаки российские системы ПВО будут сбивать не только ракеты, что понятно, к этому вопросов нет, но и носители, то есть самолеты, с которых выпущены ракеты, и корабли, ракетные эсминцы.

Получается, Россия угрожает, что будет топить американские, французские, британские корабли.

Самое тревожное, в чем печальное отличие от 62 года, когда удалось избежать войны и не дать Карибскому кризису перерасти в прямое столкновение между СССР и США, — наши лидеры вообще не общаются в последние дни.

Я не могу понять, почему Владимир Путин до сих пор не поговорил по телефону с Дональдом Трампом или хотя бы с Эммануэлем Макроном, с которым у него легче складывается контакт и который явно совершенно будет в этой коалиции.

Почему не обозначить свои приоритеты, цели, не прочертить красные линии, за пересечением которых неизбежно следует та самая война? Война, которой, по-моему, политики, никогда не воевавшие, уже перестали бояться.

Кеннеди и Хрущев воевали и знали, что это такое. Может быть, поэтому удалось тогда предотвратить фатальное развитие событий. Сейчас складывается впечатления, что политики с обеих сторон настолько увлеклись конфронтацией, настолько вошли во вкус словесной дуэли, эффектных заявлений, что не могут остановиться и не считают возможным завязать нормальный цивилизованный диалог.

Я надеюсь, что такой диалог все-таки идет, не афишируемый, по линии военных, потому что до сих пор российские и американские военные в Сирии все-таки демонстрировали здравый подход.

Долгие годы, что они находятся там бок о бок, нам удалось избежать прямого столкновения.

Надеюсь, и сейчас что-то такое там происходит и военные, несмотря на такие экстремистские заявления и планы политиков, ищут возможность, как минимизировать ущерб.

Именно сегодня, когда ясно, что дело идет к удару, когда стягиваются западные силы, заявлять, как это сделал наш посол в Ливане, что мы будем сбивать самолеты и топить корабли, очень опасно и безответственно.

Говорим на разных языках

Специфика этого кризиса в том, что мы и Запад видим ситуацию абсолютно по-разному. Я общаюсь с западниками и убеждаюсь: мы не понимаем их, они нас. Для них очевидно, что химическую атаку в городе Дума осуществил режим Асада.

Все доводы логики о том, зачем ему это делать сейчас, когда битва за Думу практически выиграна, для чего наносить удар, именно такой, максимально резонансный, чтобы и женщины, и дети пострадали, чтобы это все показывали, — все доводы отвергаются.

Специально для того, чтобы дать повод Трампу ударить по Асаду и развернуть ход военных действий против оппозиции? Ответа с их стороны нет. Они считают, что Россия всегда оправдывала Асада и сейчас будет это делать.

На мой вопрос «как вы видите себе Сирию без Асада?» ответа не было.

Да, говорю я им, вы считаете его диктатором, он действительно жесткий правитель, он действительно во многом виноват, что в его стране идет гражданская война, но представьте, если сейчас он исчезает с политической арены, Сирия станет полем противостояния радикальных исламских экстремистов. Других сил там нет. Цивилизованной светской оппозиции там нет.

https://www.youtube.com/watch?v=RAzEyF24H2U

Картину того, чем будет вся Сирия без Асада, мы видим на примере провинции Идлиб, где 15 джихадистских группировок друг друга уничтожают.

Причем радикальнейшие группировки, связанные с Аль-Каидой в том числе, и жертв там гораздо больше, чем на любом театре военных действий, где сейчас участвуют силы Асада.

Просто об этом западные СМИ не сообщают, потому что сложно написать так, чтобы разъяснить все нюансы.

Когда Асад воюет с оппозицией, все понятно: черное и белое, диктатор и восставший против него народ. Но как представить аудитории противостояние в провинции Идлиб? Пока это только одна провинция, а избавившись от «диктатора» Асада, вся Сирия станет театром этого противостояния.

Я действительно не могу сформулировать четкую цель и стратегию, которая была бы у американского и руководства и французского, оно сейчас так же активно включилось в конфликт. Я боюсь, что это такая же стратегическая ошибка, как свержение Каддафи.

При том что на Каддафи пробы ставить негде – тиран, причастен к уничтожению двух пассажирских самолетов, то, что установилось после него, насколько дестабилизирована Ливия и десятки стран к югу от нее – я думаю, все уже за голову схватились.

И сейчас с упоением повторяют ливийскую ошибку в Сирии.

EPA/SERGEI CHIRIKOV

Химическая атака – провокация оппозиции?

Во-первых, в Сирии нет нашего химического оружия, во-вторых, если мы про Асада сомневаемся, какой смысл ему проводить атаку, то для России этого смысла нет вообще. Если только в Генштабе не сидят какие-то безумцы, которые хотят спровоцировать Третью мировую войну, что я исключаю.

Была Россией совершена химическая атака – здесь однозначное нет. Была ли она организована Дамаском – не могу однозначно сказать. Я думаю, Асад сам не заинтересован, но учитывая, сколько там центров влияния, в том числе и в вооруженных силах, одни ориентируются на Тегеран, другие на Москву, третьи на кого-то еще, учитывая, что велики коррупция и продажность.

Я не могу исключить варианта, что кто-то из генералов был куплен теми, кто заинтересован в американском ударе по Асаду. Но это я считаю менее вероятным развитием событий – 20-30%. Более вероятный вариант – провокация, устроенная оппозицией.

Например, постпред при ООН вначале говорит, что атаку устроили сами оппозиционеры, а потом говорит, что это фейковая атака. Все-таки надо определиться хотя бы в рамках одного выступления, какой версии мы придерживаемся: фейковая, значит, не было, или оппозиционеры сами устроили атаку, чтобы подтолкнуть Трампа к удару по Асаду.

Я думаю, более вероятно, что это провокация, идущая от оппозиционеров. Тем более Москва неоднократно предупреждала, что такое готовится.

О последнем предупреждал Путин в ходе своего недавнего визита в Турцию на пресс-конференцию с президентом Эрдоганом и иранским лидером Рухани. Он заявил, что по нашим данных готовится такая провокация, проходит несколько дней и это случается.

Причем провокация осуществлена в последний момент. Сейчас ее уже нельзя было бы совершить, Дума сдана, оттуда выехали тысячи оппозиционных бойцов вместе с членами семей.

Организация по запрещению химического оружия дала согласие, что ее эксперты туда приедут, технически все можно осуществить. Так как Дума уже освобождена, можно привлечь любые международные силы, если понадобится. В принципе, Россия уже гарантировала, что эти люди смогут туда попасть и провести инспекции.

Если удастся убедить Трампа и Макрона дать экспертам шанс разобраться ситуации и не реагировать так эмоционально – наносить удар и подвергать мир беспрецедентному риску, то это поможет хотя бы выиграть время, а время – сейчас самое главное. Но я пессимистически настроен. Скорее всего, этого не удастся и уже в ближайшую ночь будет нанесен удар.

itv.com

Оптимистичный, плохой и катастрофический вариант развития событий

Объективно мир выбирает между плохим и катастрофическим вариантом развития событий.

Просто плохой вариант – это разовый удар, скорее символический. Какой был год назад по базе Шайрат, когда все-таки на предварительной стадии россияне были предупреждены, имели возможность вывести оттуда своих советников, удалось минимизировать ущерб, страшного урона военной машине Асада не было нанесено, не так много жертв. И Россия ничем не отвечала, не сбивала американские ракеты.

Катастрофический вариант развития событий – это серьезный удар, растянутый во времени,  не один день, а несколько, с целью критически ослабить военную машину Асада и внести перелом в ход военных действий.

Здесь уже Россия будет вынуждена реализовать свои угрозы. Надеюсь, не дойдет до безумной угрозы сбивать носители, но ракеты сбивать будут. Мир окажется очень близко, как никогда близко к войне. Я вполне предполагаю сценарий, что Сирией дело не ограничится.

Эта база и вообще наша группировка в Сирии слишком отдалены от России, от дислокации основных сил, слишком много американских союзников и баз вокруг. В этой ситуации и в этом театре военных действий мы обречены на поражение.

Наш ответ – это уже удар по авианосцам, удар по американским объектам. Об этом сценарии я не первый говорю.

В СМИ военные-эксперты говорят: «Если придет только одна американская эскадра, можно решить боевую задачу силами подводных лодок». То есть потопить ее. Это уже война. И дальше гадать уже не хочется.

Но обычная война может легко перерасти в ядерную. Надеюсь, политикам хватит ума остановится, включить холодную голову и сделать хотя бы один или два шажка назад.

Это тот случай, когда решения, увы, принимаются без нас. Активная часть общества, кто так или иначе имеет возможность высказаться, выступать на телевидении, наверное, должна попытаться воззвать к здравому смыслу, в том числе наших политиков.

Очень многие сейчас красуются в этой ситуации, я имею в виду депутатов, сенаторов. Такое ощущение, что их хлебом не корми, дай сделать воинственные заявления. Сами они воевать не пойдут и погибать будут не их дети, это смотрится вдвойне гнусно.

Президент Макрон сделал заявление, за которое, если бы у нас хотели минимизировать ущерб, могли бы зацепиться. Он сказал, что ни в коем случае не будет наноситься удар по союзникам Асада.

Если это так, то можно положить конец разговорам о том, что будут бомбить базу Хмеймим. Уже появились слухи, что асадовские лучшие самолеты прилетели туда под защиту России.

Им нет подтверждения, но это было бы логично: минимизировать ущерб, дать Трампу возможность отбомбиться. В целом война ведь уже почти выиграна, надо преодолеть этот кризис.

То, что удастся избежать столкновения между Россией и США, что ограничится этой акцией возмездия против режима Асада, и Москва не будет отвечать либо ограничится сбитыми ракетами – 70-80 %. Это я считаю оптимистичным вариантом развития событий. Но 20-30% в пользу столкновения между Россией и США – это недопустимо много и очень опасно.

Записала Наталья Костарнова

Источник: https://www.pravmir.ru/gotovsya-rossiya-oni-priletyat-chto-proishodit-seychas-vokrug-sirii/

Сирия: вопросы, которые стыдно задавать Что надо знать про войну на Ближнем Востоке, но никто не знает — Meduza

Что происходит в сирии самом. Суть войны в сирии

Гражданская война в Сирии идет уже больше четырех лет лет и в ближайшее время вряд ли закончится: в ближневосточной стране столкнулись интересы не только местных властей и оппозиции, но и мировых держав.

Россия поддерживает режим Башара Асада, США — его противников, а «Исламское государство» (признано в РФ экстремистским и запрещено), воспользовавшись неразберихой, воюет против всех, захватывая в Сирии один город за другим и разрушая археологические памятники.

Сирия постоянно на слуху, но так давно, что многие уже забыли, с чего все началось и в чем причина конфликта — правда, спрашивать об этом сейчас, когда война идет почти пять лет, стыдно. Специально для таких читателей «Медуза» рассказывает о войне в Сирии самое важное. 

Сирия — это вообще где?

Правильный, но скучный ответ. Сирия — большое государство на Ближнем Востоке, в котором в 2013 году жили более 22 миллионов человек. Она граничит с Турцией на севере, с Ираком на востоке, с Ливаном и Израилем на юго-западе, с Иорданией на юге. У Сирии есть выход к Средиземному морю.

А теперь своими словами. Не надо думать, что Сирия — это далеко от «цивилизованного мира». От Сирии до Кипра по воде — чуть больше ста километров. До границы с Россией — столько же, сколько от Москвы до Петербурга. Сирия — это близко.

Кто там против кого воюет?

Правильный, но скучный ответ. Есть три основные силы — правительственные войска Башара Асада, вооруженная оппозиция и силы «Исламского государства». Каждая из сторон хотела бы сломить две других.

Оппозиции помогает США, правительственным войскам Асада — Россия. Часть территории Сирии контролируется «Фронтом Ан-Нусра» (террористами «Аль-Каеды») и курдами, этническим меньшинством на севере страны.

Карту расположения всех сил конфликта можно посмотреть тут. 

А теперь своими словами. Если совсем коротко, то в Сирии воюют все против всех. Это настоящая гражданская война, со своими «белыми», «красными», «махновцами», разрозненными шайками бандитов и так далее. США и Россия в сирийском конфликте поддерживают разные стороны, но сравнение с войнами «холодной войны» (в Корее и Вьетнаме) — некорректно. 

А почему НАТО не вмешается и не атакует «Исламское государство»?

Правильный, но скучный ответ. НАТО несколько раз вмешивалось в гражданские войны в других странах, и неудачно: например, альянс наносил в 2011 году авиаудары по Ливии, но война там продолжается до сих пор. В Сирии ситуация еще запутаннее: даже победа над одной из сторон не приведет к тому, что война закончится.

А теперь своими словами. Террористы захватили города с населением в сотни тысяч человек; авиаудары — это гарантированные жертвы среди мирных сирийцев. Нужна наземная операция, но наземная операция — это бешеные деньги, неизбежные жертвы и удар по репутации, особенно если она затянется на годы. 

А почему не закрыть границы — и пусть сами свои проблемы решают?

Правильный, но скучный ответ. Если делать вид, что ничего не происходит, могут погибнуть миллионы сирийцев, будут полностью разрушены древнейшие города. Кроме того, какие стены ни поставь, война перейдет границы Сирии — под угрозой окажутся Израиль, Турция и другие соседи. Особенно вероятен такой вариант, если в конфликте победит недоговороспособное «Исламское государство». 

А теперь своими словами. Поздно даже думать о таком варианте. Россия уже несколько лет открыто поддерживает Башара Асада и отправляет в Сирию вооружение. США начали авиаудары по «Исламскому государству». Выйти из Сирии сейчас — это признать поражение. 

Чем плох Башар Асад?

Правильный, но скучный ответ. Пришедший к власти в 2000 году после смерти своего отца, Башар Асад пообещал демократические и экономические реформы, но все они были свернуты через год. Внешнеполитическая позиция Сирии — антиизраильская и антиамериканская — при Башаре Асаде не изменилась.

В 2011 году во время протестов он решил применить силу против митингующих, которых называл «вооруженными криминальными группировками», в некоторых районах специально отключали воду и электричество. С этого началась гражданская война в Сирии.

Также Башара Асада обвиняют в неформальном сотрудничестве с «Исламским государством» — для него ИГ, возможно, меньший враг, чем оппозиция. 

А теперь своими словами. Башар Асад применил силу против населения собственной страны ради того, чтобы остаться у власти — этого достаточно, чтобы считать его таким же  воплощением зла, как Муаммар Каддафи, Саддам Хуссейн или Ким Чен Ын. 

А оппозиция — это кто?

Правильный, но скучный ответ. Сирийский национальный совет, Национальная коалиция сирийских революционных и оппозиционных сил, Исламский фронт, Свободная армия Сирии и другие политические и военные объединения. У них очень разное мировоззрение, иногда между ними случаются стычки. 

А теперь своими словами. Не надо думать, что оппозиция — это какие-то благородные ребята, которые противостоят Асаду во имя демократии. Так, может, и было поначалу, но многих из них убили, другие покинули страну, третьи — ожесточились и радикализировались. Как и правительственные войска, оппозиция теряет территории под натиском джихадистов.  

Что Россия забыла в Сирии?

Правильный, но скучный ответ. Сирия — один из давних партнеров России на Ближнем Востоке и отличный рынок сбыта.

Танки, БТРы, противотанковые ракетные комплексы, системы ПВО — все это в Сирии либо из России, либо из СССР (а значит, нуждается в обслуживании).

Кроме того, в Сирии находится пункт материально-технического обеспечения ВМФ России — маленькая база, которая позволяет ремонтировать и дозаправлять военные корабли в Средиземном море. 

А теперь своими словами. Сфера влияния России уменьшается. В последние годы — очень быстро. Откололась Украина, есть проблемы в Средней Азии, даже страны Таможенного союза, Белоруссия и Казахстан, не во всем поддерживают Россию. Потеря Сирии — это еще один удар по репутации России, утрата статуса мирового лидера. 

Россия воюет в Сирии?

Правильный, но скучный ответ. Про кадровых военных мы не знаем. Но точно известно про российских наемников, воевавших на стороне правительственных войск. В 2013 короткую операцию в Сирии провел «Славянский корпус»; некоторые из участвовавших в ней, вернувшись в Россию, получили тюремные сроки по статье «Наемничество».

А теперь своими словами. Известно, что Россия поставляет Башару Асаду вооружение. Известно, что российские военные в Сирии есть — хотя бы те, кто обслуживают пункт материально-технического обеспечения.

В последнее время российские военные ведут себя активнее, чем раньше — даже по словам источников в Минобороны, они ремонтируют аэродром в Латакии (неподалеку от того, где находится российская база).

Кажется, что Россия по крайней мере хочет защитить свою базу. 

Источник: https://meduza.io/feature/2015/09/16/siriya-voprosy-kotorye-stydno-zadavat

Суть войны в Сирии

Что происходит в сирии самом. Суть войны в сирии

Вот что такое война

Война в Сирии — гражданская война между жителями страны различного вероисповедания, то есть суннитами и шиитами. На стороне сторон воюют и их симпатики из других регионов Ближнего Востока, Европы, стран СНГ. По сути гражданская война в Сирии длится уже пятый год. Промежуточным результатом её стал массовый исход гражданского населения в соседние страны, в частности в Турцию, и государства Европейского союза; практическое разрушение хозяйства Сирии и её государственности.

Причины гражданской войны в Сирии

  • Пятилетняя засуха (2006-2011 годы), вызвавшая обнищание сельского населения, голод, переселение сельских жителей в города, увеличение безработицы и социальных проблем всего народа
  • Авторитарный стиль правления президента Сирии Башара Асада
  • Отсутствие демократических свобод
  • Коррупция
  • Недовольство суннитов, которых в Сирии большинство, долговременным нахождением у власти алавитов, к которым принадлежит клан Асада
  • Действия внешних сил, желающих путем смещения Асада, ослабить силу влияния на Сирию России
  • Воздействие на недовольное жизнью население Сирии фактора «Арабской весны»

Началом войны в Сирии считается 15 марта 2011 года, когда в Дамаске прошла первая антиправительственная демонстрация

Она была мирной, но затем всё чаще стали возникать вооруженные столкновения между правительственными силами правопорядка и «революционерами». Первая кровь пролилась 25 марта 2011 года во время попытки полиции навести порядок в южносирийском городе Деръа. В тот день погибли 5 человек.

Нужно понимать, что оппозиция Асаду не была однородной. Среди протестующих уже в самом начале конфликта были замечены представители различных экстремистских организаций. например, салафитов, «Братьев мусульман», «Аль Каиды». Каждая из этих групп, пользуясь хаосом, возникшим в стране, искала выгоду для себя.

Правительственные силы

  • Сирийская армия, состоящая из алавитов и шиитов
  • Шабиха (военизированные проправительственные формирования)
  • Бригада аль-Аббас (шиитская военизированная группировка)
  • КСИР (Стражи исламской революции. Иран)
  • Хизболла (Ливан)
  • Хуситы (Йемен)
  • Асаиб Ахль аль-Хакк (шиитская военизированная группировка. Ирак)
  • «Армия Махди» (шиитские вооружённые отряды. Ирак)
  • ВВС и ВМФ России

Силы оппозиции

  • Сирийская свободная армия
  • Фронт ан-Нусра (отделение организации «Аль-Каида» в Сирии и Ливане)
  • Армия завоевания (коалиция боевых фракций, противостоящих правительству Сирии)
  • Отряды народной самообороны (боевое крыло Курдского верховного комитета)
  • Джабхат Ансар (Фронт защитников Веры — объединение ряда исламистских группировок)
  • Бригада Ахрар аш-Шам (союз исламских саляфистских бригад)
  • Ансар аль-Ислам (Ирак)
  • ХАМАС (Газа)
  • Техрик-е Талибан (Пакистан)
  • «Ислáмское госудáрство» (ИГИЛ, ИГ)

Оппозиционные силы, противостоящие армии президента Асада, раздроблены по политическому признаку. Одни действуют исключительно в определенном районе страны, другие пытаются создать исламское государство, третьи воюют по религиозным мотивам: сунниты против шиитов

30 сентября 2015 года Совет Федерации РФ единогласно проал за использование российских войск за рубежом, удовлетворив просьбу президента Путина. В тот же день самолеты ВВС России нанесли удары по позициям ИГИЛ в Сирии. Сделано это было по просьбе президента Асада.

Зачем России война в Сирии

Президент России В. Путин

«Единственно верный путь борьбы с международным терроризмом — это действовать на упреждение, бороться и уничтожать боевиков и террористов уже на захваченных ими территориях, не ждать, когда они придут в наш дом»
«Боевики «Исламского государства» уже давно объявили Россию своим врагом»
«Да, за время американских бомбардировок территория под контролем ИГИЛ увеличилась на многие тысячи квадратных километров. Но удары с воздуха являются эффективными только в случае, если они скоординированы с действиями сухопутных военных подразделений. Россия — единственная сила в мире, готовая координировать свои авиаудары с единственной силой в Сирии, которая реально сражается с ИГИЛ на земле, — сирийской правительственной армией»
«Мы, разумеется, не собираемся в этот конфликт с головой. Наши действия будут осуществляться строго в заданных рамках. Во-первых, мы будем поддерживать сирийскую армию исключительно в ее законной борьбе именно с террористическими группировками, во-вторых, поддержка будет осуществляться с воздуха без участия в наземных операциях» (президент РФ Путин)

Последние новости из Сирии. 24 октября 2015 года

  • Сирийские войска выбили боевиков из двух кварталов пригорода Дамаска Джобар
  • Контролируемая исламистами территория в провинции Хомс разрезана на две части.
  • Сирийские войска и отряды народной обороны установили контроль над южными подходами к городу Хомс
  • В результате удара по колонне ИГИЛ у ферм Аль-Арахиль восточнее города уничтожены 23 различных автомобиля и 45 террористов
  • К северу от города Латакия сирийские войска взяли под контроль господствующие высоты.
  • Около населенного пункта Сальма уничтожены более 300 террористов.
  • Южнее Алеппо армейские части и ополченцы взяли под контроль 8 населенных пунктов, и 3 — восточнее города.

Нефть марки «Брент»

Источник: http://ChtoOznachaet.ru/sut-vojny-v-sirii.html

Турецкая операция в Сирии: что происходит и кого коснется? Объясняем в картах

Что происходит в сирии самом. Суть войны в сирии
Правообладатель иллюстрации Reuters Image caption Турецкая военная колонна направляется к границе с Сирией (9 октября 2019)

Не успели американские военные покинуть сирийские районы на границе с Турцией, как Анкара начала военную операцию против курдов, традиционно населяющих эти территории в северо-восточной части Сирии.

С помощью подробных карт мы объясняем ход операции и ее возможные последствия.

Кто такие курды?

Этнические курды проживают в четырех странах – Иране, Ираке, Турции и Сирии.

В Сирии они составляют 7-10% населения страны. Десятилетиями они подвергаются гонениям и ущемляются в правах со стороны сирийского правительства. Политика в отношении курдов особенно ужесточилась при предыдущем президенте страны Хафезе Асаде и осталась такой при его сыне – Башаре Асаде.

До начала арабской весны 2011 года, когда сирийцы стали массово выступать против режима Асада, большинство курдов проживали в больших городах Дамаске и Алеппо, а также в трех приграничных с Турцией районах: в Африне на западе, в центральном Кобани и в Камышлы на востоке.

Когда сирийский протест перерос в настоящую гражданскую войну, основные курдские партии избегали принимать чью-либо сторону.

В 2012 правительственные войска покинули курдские территории, чтобы сосредоточить силы на противостоянии повстанцам в других регионах страны. Это позволило вооруженным формированиям курдов взять пограничные районы под свой контроль.

Правообладатель иллюстрации Reuters Image caption Курдские отряды народной самообороны – самое большое военное формирование на северо-востоке Сирии

В конце 2014-го джихадистская группировка “Исламское государство” (организация запрещена в России) напала на Кобани, тогда международная коалиция во главе с США впервые прибегла к воздушным налетам на позиции ИГ. Исламисты были отброшены, а курды стали ключевым союзником коалиции в Сирии.

В 2015 году курдские отряды народной самообороны (YPG) стали основой для создания курдско-арабского военизированного альянса “Демократические силы Сирии”.

При поддержке международной коалиции, которая поставляла оружие, обеспечивала военную подготовку и поддерживала альянс с воздуха, его бойцы оттеснили отряды ИГ с четверти территории Сирии и в марте 2019 года взяли под контроль последний район, удерживавшийся исламистами.

Зачем Турции понадобилась военная операция?

Власти Турции давно предупреждали о намерении провести военную операцию против “Демократических сил Сирии” и создать так называемую безопасную зону длиной 480 километров вдоль сирийской границы и шириной в 32 километра вглубь Сирии.

Анкара хочет отодвинуть курдские отряды народной самообороны подальше от своих границ, так как считают их угрозой своей национальной безопасности. По мнению Турции, отряды – это военизированное крыло “Рабочей партии Курдистана” (РПК), которая десятилетиями выступает против турецкого государства и которая признана в Турции террористической организацией.

Кроме того, в пограничных районах скопились более 3,5 миллионов сирийских беженцев, и Анкара рассчитывает переселить хотя бы миллион из них, чтобы снизить концентрацию в непосредственной близости от своих границ.

В попытке предотвратить турецкое вторжение США в августе этого года согласились создать совместно с турецкими военными систему обеспечения безопасности в пограничных районах. Курдские отряды выполнили свою часть этого договора – вывели из районов тяжелые орудия и разобрали фортификационные сооружения.
Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Дональд Трамп отказался поддержать курдов – ключевого союзника США в Сирии в борьбе против исламистов

Однако 6 октября турецкий президент Рэджеп Тайип Эрдоган сообщил Дональду Трампу, что военная операция начнется очень скоро. Трамп ответил, что дислоцированные в регионе американские войска не станут принимать в этом участие ни с какой из сторон.

Этот ответ вызвал ярость среди “Демократических сил Сирии”. Альянс предупредил, что ничем не спровоцированное нападение со стороны Турции негативно отразится на его дальнейшей борьбе против ИГ и на относительной стабильности, которую с таким трудом удалось установить в регионе.

“Мы твердо намерены защищать наши земли любой ценой”, – говорится в официальном заявлении альянса.

Предположительно, турецкая операция будет сосредоточена в основном на 100-километровом участке границы меду городами Телль-эль-Абьяд и Рас-эль-Айн.

Какими могут быть последствия?

Территория, попадающая в “безопасную зону” Турции, является плодородной равниной, которую раньше называли хлебной корзиной Сирии.

В отличие от непригодных к сельскому хозяйству пустынных районов на юге страны эта территория усеяна десятками городов и деревень. Население города Камышлы, который частично остается под контролем правительственных войск, до войны насчитывало 200 тысяч человек.

По данным благотворительной организации “Международный комитет спасения” (International Rescue Committee), в настоящий момент в районах, подконтрольных “Демократическим силам Сирии”, проживают около 2 миллионов человек, которые уже пережили жестокость ИГ и многократно были согнаны с насиженных мест.

Правообладатель иллюстрации AFP Image caption Сирийские курды протестуют против планов Турции создать “безопасную зону”

“Военная операция может сразу привести к переселению минимум 300 тысяч человек и нарушить работу гуманитарных организаций, имеющую жизненное значение для местного населения”, – заявили в “Международномый комитет спасения” несколько дней назад.

По данным организации Save the Children, более полутора миллионов мирных граждан в пограничном регионе нуждаются в гуманитарной помощи. Более 650 тысяч из них – вынужденные переселенцы, бежавшие от военных действий.

Координатор ООН, занимающийся сирийским кризисом Панос Мумцис, заявил, что его ведомство составило план экстренных мер для оказания помощи гражданскому населению на случай, если людям придется покинуть дома из-за турецкого вторжения.

По его словам, ООН знает горькие примеры, когда под личной “безопасных зон” создавались пространства с совсем иными целями. В качестве примера он привел массовую резню в Сребренице в 1995 году.

Заключенные боевики ИГ, их семьи и что с ними будет?

По словам представителей “Демократических сил Сирии”, под их контролем в семи тюрьмах содержатся более 12 тысяч мужчин, подозреваемых в связях с “Исламским государством”. По меньшей мере 4 тысячи человек – иностранные подданные. Часть тюрем расположена недалеко от границы с Турцией.

Семьи заключенных содержатся в трех лагерях для перемещенных лиц – Родж, Айн-Исса и Аль-Холь.

По данным на май 2019 года, в первых двух лагерях находятся 1700 и 12900 человек соответственно. Оба лагеря окажутся в турецкой “безопасной зоне”.

Третий и самый большой лагерь Аль-Холь расположен в 60 километрах от границы и в зону не попадает. В нем содержатся более 68 тысяч человек, из них 94% – женщины и дети. 11 тысяч обитателей лагеря – граждане других стран.
Правообладатель иллюстрации Reuters Image caption Около 70 тысяч человек, в основном женщин и детей, содержатся в лагере Аль-Холь. Все они – члены семей боевиков “Исламского государства”

Дональд Трамп предупредил президента Эрдогана, что Турция будет нести ответственность за заключенных боевиков ИГ, которые окажутся на подконтрольной ей территории.

Курды говорят, что готовы продолжать охранять тюрьмы и лагеря, но есть опасность, что им самим придется бежать от турецкого вторжения.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-50003943

10 новых вопросов о войне в Сирии — Bird In Flight

Что происходит в сирии самом. Суть войны в сирии

Год назад, в сентябре 2015 года, российское вмешательство сделало войну в Сирии важной и для нас. Многие из заданных тогда Bird In Flight вопросов помогают понять причины конфликта. Но он продолжается, и события прошедшего года тоже требуют объяснения.

1. Что происходит в Сирии прямо сейчас?

Главные новости последних дней — прекращение огня, согласованное представителями России и США, и его немедленный срыв обеими сторонами.

17 сентября авиация западной коалиции убила до 90 солдат на позициях сирийской армии в анклаве Дейр-эз-Зор. С прошлого года он окружен отрядами «Исламского государства» (ИГИЛ) и снабжался по воздуху. Исламисты воспользовались результатам бомбежки, захватили доминирующую высоту и теперь могут обстреливать аэропорт. Дейр-эз-Зор оказался в полной блокаде.

Через два дня сирийские вертолеты, предположительно при содействии российской авиации, разбомбили конвой с гуманитарной помощью для 300 тысяч жителей Алеппо.

В августе контролируемые оппозицией районы были блокированы армией, и с тех пор продовольствие в город не завозилось.

Бомбардировка уничтожила 18 грузовиков, погиб местный руководитель Красного Полумесяца (название общества Красного Креста в исламских странах).

Новое Средневековье — западные эксперты все чаще используют этот термин применительно к ситуации в Сирии.

2. Как изменилось положение в стране с 2015 года?

Война. Война не меняется, и в Сирии все так же воюют за трассы, осаждают города и даже не пытаются контролировать занимающую большую часть страны пустыню. Все по-прежнему, только самолетов в небе стало больше, а солдат на земле меньше.

Новое Средневековье — западные эксперты все чаще используют этот термин применительно к ситуации в Сирии. Война правительства против оппозиции превратилась в войну сотен отрядов друг против друга. Разрушение государства позволило «Исламскому государству» (ИГИЛ) захватить половину страны, Ирану и России — диктовать свою волю президенту Асаду, Турции — провести интервенцию на севере.

За год почти безрезультатных боев армия Сирии окончательно исчерпала резервы, потеряла мотивацию и деградировала. Теперь она занята по большей части удержанием блок-постов и гарнизонов.

Наступления ведутся пестрой смесью из иранских и российских военных, добровольцев из Ирака, Ливана, Афганистана, палестинского и ассирийского ополчения, отрядов местных политиков и бандитов («Соколы пустыни», «Силы тигра», «Ястребы Кунейтры»).

3. Как режиму Асада удалось выжить?

Асад потерял ⅔ территории, 70 % промышленности и 60 % сельского хозяйства, но был спасен иностранными союзниками, ИГИЛ и обвальной децентрализацией.

Судя по потерям (три убитых генерала в 2015–2016 годах), именно иранская пехота при поддержке российской авиации составляет главную ударную силу Дамаска.

После терактов 2001 года радикальные исламисты считаются врагом № 1 в США, и, когда «Исламское государство» стало быстро расширять свою территорию в Сирии и Ираке, свержение Асада перестало быть приоритетом американской политики.

Расфокусированностью американцев воспользовались Иран и Россия, сумевшие прямым военным вмешательством остановить развал фронта. Судя по потерям (три убитых генерала только в 2015–2016 годах), иранская пехота составляет главную ударную силу официального Дамаска.

Россия официально поддерживает ее авиацией и действиями групп спецназа, неофициально в наступлениях участвуют бойцы российских частных военных компаний.

Учитывая экономическую ситуацию в Иране и России, вряд ли союзники могли бы взять на содержание армию и парамилитарные отряды Асада.

Но как раз ко времени, когда централизованное снабжение ослабело, многие из них перешли на самообеспечение контрабандой и рэкетом на дорогах.

Под одним флагом командиров-феодалов удерживает только религиозная принадлежность и страх остаться наедине с врагом, но это позволяет Асаду все еще формально контролировать четверть страны.

4. Что из себя теперь представляет сирийская оппозиция?

Тяжелые бои и внутренние конфликты за прошедший год обескровили светскую оппозицию, прежде всего Свободную сирийскую армию, в которую вливались горожане и солдаты-дезертиры.

Сейчас большинство из таких отрядов не действуют за пределами родных районов.

При этом обычная для любой войны радикализация обеспечила приток новобранцев в исламистские группировки, а Саудовская Аравия, Катар и Турция предоставили им ресурсы для продолжения боевых действий.

Кого бомбить, а кому помогать? Результаты российских бомбардировок показывают неразрешимую сложность этого вопроса.

В марте 2015 года бывшее отделение «Аль-Каиды» в Сирии «Фронт ан-Нусра» вместе с исламским движением «Ахрар аш-Шам» и несколькими другими группировками образовали коалицию «Джейш аль-Фатх» («Армия завоевания»).

Мощнейшая на этот момент повстанческая организация подчинила провинцию Идлиб на границе с Турцией, обеспечила себе поступление помощи из сочувствующих стран, сумела выстроить подобие экономики и финансовой системы.

Ведущая роль, которую «Джейш аль-Фатх» играет в противоборстве с правительственными силами, поглощение ею мелких отрядов и союзы со светскими повстанцами делают абсурдным деление оппозиции в Сирии на «умеренную» и «джихадистскую». Кого бомбить, а кому помогать? Результаты российских бомбардировок показывают неразрешимую сложность этого вопроса.

5. Чего за год в Сирии добилась Россия?

В феврале 2016 года New York Times предположила, что Владимир Путин вмешался в сирийскую войну, чтобы сохранить при власти последнего союзника на Ближнем Востоке, прорвать международную изоляцию, показать миру новое оружие и отвлечь российскую публику от наблюдения за мучительным существованием ДНР/ЛНР.

Целей удалось достичь лишь частично, зато без существенных жертв. По официальным данным, в Сирии погибли 20 российских военнослужащих. Нет сомнений, что реальное число потерь выше, но большая часть приходится на служащих частных военных компаний, чьим родственникам платят за молчание об их гибели.

Хотя участие в сирийской войне прорвало изоляцию России и позволило возобновить переговоры с США, у правительства Владимира Путина не получилось сделать его элементом торга за снятие экономических санкций и признание Крыма. Башар Асад спасен, но решительная победа над его противниками по-прежнему выглядит невозможной. Военные эксперты призывают власти задуматься над возвращением армии домой.

6. С какой целью в Сирию войска ввела Турция?

Головной болью Реджепа Эрдогана, его предшественников и последователей на посту руководителя Турции была, есть и будет курдская проблема. 30-миллионный народ, рассеянный по Ближнему Востоку, никогда не имел собственной государственности, но много лет воюет за нее и сейчас близок к цели.

Государство с нефтяными промыслами, более чем 100-тысячной армией и выходом к морю — смогут ли 12–18 миллионов турецких курдов подавить желание к нему присоединиться?

В результате фактического распада Ирака на севере страны образовалась курдская автономия, а в соседней Сирии курдские Отряды народной самообороны (YPG) стали главным союзником США в борьбе с ИГИЛ.

Американская поддержка оружием и ударами с воздуха позволила им расширить территорию настолько, что еще чуть-чуть, и она протянется от границы с Ираном, через весь Ирак и Сирию к Средиземному морю.

Государство со своими нефтяными промыслами, более чем 100-тысячной армией и выходом к морю — смогут ли 12–18 миллионов турецких курдов подавить желание к нему присоединиться?

Чтобы не допустить соединения курдских районов, но объявив своей целью борьбу с ИГИЛ, турецкая армия начала в Сирии операцию «Щит пустыни». Уже захвачено 900 км² Сирии. По заявлению Эрдогана, он планирует создать «зону безопасности» площадью 5 000 км².

Дела у ИГИЛ чем хуже, тем лучше. Да, российские войска отбили Пальмиру. Да, наступают курды, с севера идут турецкие танки, а американское господство в воздухе не дает джихадистам эффективно применять главное их оружие — начиненные взрывчаткой броневики с самоубийцами за рулем.

Зато бои приближаются к Дабику — сирийскому городу, где, согласно мусульманским пророчествам, накануне конца света состоится аналог Армагеддона, финальная битва добра (исламского Халифата) и зла («Рима» — с ним ассоциируют Турцию, занимающую территорию Восточной Римской империи).

Накануне исполнения пророчества «Исламское государство» сосредоточило в Дабике максимум сил. Тщательно укрепившись, его боевики в религиозном экстазе ждут самого главного боя, который не могут позволить себе проиграть.

8. Почему давно не слышно о сирийских беженцах?

Люди все так же покидают Сирию, но им стало сложнее достичь Западной Европы. ЕС подписал соглашение с Турцией, через которую пролегал основной маршрут беженцев.

В обмен на помощь в $6,7 миллиарда Реджеп Эрдоган пообещал предоставить убежище сирийцам, прибывающим со своей родины и высланным из Европейского союза.

После подписания договора турецкие пограничники стали жестче защищать границу с Сирией, а полицейские активнее борются с контрабандистами, перевозившими людей на острова Греции.

Меры безопасности на своих границах также значительно усилили Словения, Хорватия, Сербия и Македония. Их власти заявили, что будут пропускать на запад не более 580 сирийцев в день, притом что число беженцев в 2015 году превысило 500 тысяч. Сейчас они скапливаются в греческих и турецких лагерях.

Гражданское население в зоне проведения турецкой операции «Щит Евфрата», сентябрь 2016 года. Arif Hudaverdi Yaman / Anadolu Agency / AFP / East News

Тактическую победу можно засчитать Башару Асаду: он удержался при власти после пяти лет общенационального восстания и потери контроля над значительной территорией страны. Но отвоевать эти земли ослабевшая правительственная армия не в состоянии даже при помощи Ирана и России. Максимум, о чем может мечтать президент Сирии, — это сохранить за собой несколько провинций.

Быстро к созданию независимого государства движутся курды, рассчитывающие на помощь американцев в благодарность за совместную борьбу с «Исламским государством». Помешать им может внезапное улучшение отношений США с Турцией.

А наибольшую стратегическую выгоду от сирийской войны получил Израиль. Чужими руками была уничтожена одна из крупнейших армий региона, с которой израильтянам в XX веке пришлось воевать четыре раза. Сведено на нет сирийское влияние в Ливане, и теперь ливанская «Хезболла» отправляет помощь Асаду, а не наоборот.

Ликвидирована даже теоретическая возможность возникновения под боком нового ядерного государства (в 2007 году ВВС Израиля пришлось бомбить в сирийском Дейр-эз-Зоре объект, который разведка назвала реактором).

Кроме того, на фоне страданий сирийских беженцев жизнь палестинцев на оккупированных Израилем территориях в глазах западного мира теперь выглядит всего лишь неудобной.

Протурецкие подразделения Свободной сирийской армии патрулируют деревню, освобожденную в рамках операции «Щит Евфрата», сентябрь 2016 года. Emin Sansar / Anadolu Agency / AFP / East News

Абсолютное большинство участников войны в Сирии сейчас признают общим врагом «Исламское государство».

Но если пророчество о последней битве в Дабике окажется неверным и джихадисты потерпят поражение, война за освободившиеся территории может затмить для местного населения Армагеддон.

Ближневосточный обозреватель газеты Washington Post насчитал шесть возможных будущих столкновений на территории Сирии после победы над ИГИЛ:

  • правительство Асада против курдов — если те не удовлетворятся автономией и захотят выйти из состава Сирии;
  • курды против суннитских повстанцев — за территории, необходимые для создания независимого Курдистана;
  • Турция против сирийских курдов — чтобы уничтожить возможность создания независимого Курдистана;
  • интервенция армии США — маловероятна, но может быть вызвана инцидентом вроде сбития американского самолета или уничтожения группы спецназа;
  • Эрдоган против Асада — если турецкие войска продолжат движение вглубь территории страны;
  • сунниты против курдов и шиитов — если на освобождаемых от «Исламского государства» территориях возникнет религиозная дискриминация.

Крах экономики, разрушение семей и общественных связей, вовлечение миллионов сирийцев и нескольких государств в боевые действия — все говорит о том, что война не утихнет в ближайшие годы. К сожалению, нельзя сомневаться, что через год Bird In Flight придется писать новый, еще более безнадежный обзор ситуации в Сирии.

Источник: https://birdinflight.com/ru/mir/20160921-10-novyh-voprosov-o-vojne-v-sirii.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.